Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Морячок

Одиночное Плаванье

Я всегда чурался пить в одиночку,
Потому что это считалось неприличным.
И сейчас я с удовольствием бухаю в компании,
Но стараюсь, чтобы мне не мешал никто делать это наедине, когда мне захочется.
А хочется всё чаще.
Когда выпьешь, внутренне раскрепощаешься,
И вступают в силу разного рода инстинкты,
Которые подавляются зачастую культурой и воспитанием,
В том числе инстинкт самосохранения.
Простой пример, когда говорят: Был бы трезвым, так убился.
И многие из нас наблюдали такие случаи.
Опьянение отключает автомат самосохранения,
Поскольку на ум и реакцию надеяться нет смысла.
Ну типа на рефлекторном уровне всё дальнейшее,
И неплохо иногда выходит без всякого нашего участия,
Казалось бы.
Иногда мне кажется, что оставаясь вечером наедине с собой,
Я хочу с помощью алкоголя опустить цепи в бухте Золотой Рог,
И впустить чужие корабли в свою гавань,
Но чаще всего эта операция кончается площадной руганью в адрес "понаплывших" чужаков.
Дурацкие попытки, конечно.
Но вот как-то раз ехал я на кронштадтском пароме внизу.
И с самой верхней ступеньки трапа очень пьяный человек упал до самой нижней и въехал головой в переборку.
То есть упал в самый низ.
И ничего... через минуту отряхнулся и отполз.
Был бы трезвый...
Но стену, конечно, не пробил и не отодвинул.
И ничего удивительного.
Морячок

Кувалда и Плато

Пролетарий пролетая пролетает,
Как фанера над Парижем
Третий век подряд,
Словно призрак коммунизма
В небе тает...
Только буревестники галдят.
Не вписался в удалёнку на заводах,
Ведь кувалдой не помашешь издаля.
Говорят, пора вам, сукам, в поле...
Надо экономику спасать.
Так-то, говорят, совсем неплохо
Всем работать, мы ведь - на плато,
А болеете вы все алкоголизмом,
Курите какое-то говно.
Извести бы бывших гегемонов,
Чтобы не мешали воровать,
Креативить в креативных блогах,
Но кувалдой нужно, бля, махать.
Может, вымрут сами на работах
Без вмешательства влиятельных людей.
Как-то так... само собой устроится
Без дурацких всяческих идей.
Всё затихнет, поплывёт и успокоится,
Будем всех с рожденьем поздравлять,
Но одно из всякого останется
Нужно ведь кувалдой, бля, махать.
Морячок

.

Серое море,
Вымытый пляж,
Старое горе,
Нависший кряж.
Новые Сочи...
Вечный облом.
Пьянка, как раньше,
Порожняком.
Смерть наступила
Жёсткой пятой
Раньше, чем умер.
Отбой так отбой.
Морячок

Схожу

Пойду пивка глотну.
Тяжело на душе.
Чехи говорят, что хороших людей пиво веселит.
А плохим тяжелит желудок.
Хотя... мочевой пузырь.
Неточности перевода.
Или у них всё не так устроено.
Морячок

Эта Сучка Из Пивнухи

Лиззи-ветта
Крэйзибургер
Не допета
Недобита
Недоеден шлиссельбургер
Мир опять на миг паскуден
Кляйнемайне бутербродишь
Вновь тоску вечор наводишь
Как бы вроде зеер гут
Но опять меня ебут
Беспилотная тоска
Тоже давит свысока
Хум цойтойфель
Педерасто
Жизнь причудливо ужасна
Беспонтово минието
Логан бля кабриолето
Швайнехундо тинторетто
Распасы идут не в жилу
Вновь любовь из полусилы
Растаможена граница
Между спиться и не спится
Надо выиграть главный матч
И уйти от неудач
Льющихся говнорекой
И забить свой гол рукой.
Морячок

Ветерок под вечерок

На кладбище забытых кораблей
Бродяжит заблудивший дальний ветер.
Он был буяном всяческих морей,
А ныне коротает летний вечер.
Свистит задумчиво на мачтах и в трубе,
Меланхолично и, пожалуй, романтично,
Хоть был причиною в любой морской беде,
Ломал борта и цепи рвал привычно.
А вот утих, разнежился, сомлел...
И обдувает ржавое железо...
Палач в отставке.
Отставной от моря,
Не у дел.
Лишь будоражит одинокие палатки,
Где люди занимаются одним
И тем же
Им доступным делом,
Чтоб размножать квартиры и детей
На берегу,
И быть условно смелым.
Уже не оторваться от причала
Нам, мой дружок,
И не отдать концы
Для самого достойного начала.
Не в прок звенят
На дряхлых дрожках
Бубенцы.
Нас ждёт погост
Заброшенный,
Но и для смерти этого
Нам мало.
Морячок

Венеция или Генуя

Его глаза называли карими.
А он никогда не понимал, что это за цвет.
То ли чёрный, то ли коричневый...
Со временем глаза позеленели и приобрели особенный бутылочный цвет и блеск.
Примета бытового алкоголизма.
Как будто бывает другой какой-нибудь.
Например... государственный... или военно-морской алкоголизм.
Бред собачий.
Он не пел по утрам в клозете.
Он там молча срал и ссал.
Не от недостатка жизнелюбия вовсе.
Хотя был начитан и романтичен.
Просто у него был раздельный санузел.
А на горшке не очень-то попоёшь.
И все эти ветки, полные плодов и цветов, шумели помимо его.
Сливаясь с шумом воды в унитазе.
А они бывают типа "венеция" и "генуя".
Он всегда путался, какой именно тип под ним.
Но это было самое романтичное в его жизни.
Сидел себе и гадал.
Венеция.
Генуя.
А вот "барселоны", к примеру, нет среди ночных ваз.
Обидно.
Милана и Интера тоже нет.
Но вот Барселооона...
Кайф.
Если бы Гауди пожил подольше...
Морячок

Осень

Я хотел бы быть инклюзив
В наши и ненаши жизни
Распивать по заграницам
Всякую чужую водку
Без картошки и селёдки
Без зелёного лучка
Без дождей, без снегопада
Проживать сто тысяч жизней
Без бурьяна в огороде
И вообще без волчьей сныти
Что набрасывается сволочь
На любой живой пятак
Нашей почвы скудозёмной
А потом там колоссится
Говнорыбасукападла
Говорят она съедобна
Я бы пробовать не стал
Я хотел бы удавиться
Но обязан мыть посуду
Я хотел бы удалиться
Но куда я блин отсюда
От дубов от древних сосен
От рыбалки нашей скудной
Как бы ни греметь орудьям
Завтра снова будет осень
Морячок

Калевалосортавала



"Сильно двигает коленом,
Члены сильно потрясает:
В воду яйца все упали,
В волны моря покатились,
На куски разбились в море
И обломками распались"

"Калевала".
Леннорт-Бельский.


Осмотреть вокруг карелов
Мы с Наталией собрались,
Чтоб Кегсгольм насквозь проехать,
Не минуя и Корелу,
Где врата Петра веленьем
Медью тусклою обиты
Шведских сплющенных кирас,
И достигнуть Сордавалы
Где уже не пахнет финном
Или шведом-оккупантом,
Тем, который град Сердоболь
Основал пять сот лет ране.
Сортавала тоже наша,
Как бы ни было обидно
Это всяким буржуинам
И мальчишам-плохишам.
А потом неслись стрелою
По дорогам охуенным
Через скалы сквозь пробитым
Фирмой с кличкой Автодор.
Как прекрасна эта форма,
Что освоил Вяйнемяйнен!
Как финно-угорский чукча
Воспеваю то, что вижу
Из окна автомобиля!
Скалы, сосны, водопады,
Мхи зелёные, ручьи...
И ничьи они... ничьи...
Только наши все с Натальей.

И вершиной путешествья
Был каньон среди лесов.
Щель Земли меж бёдер мраморных,
Роскошно-чёрно-белых...
Многие там тож бывали.
Воронихин и Растрелли,
И Дюма, который сын,
Даже Рерих.
Даже Рерих!
И я тоже был
С Натальей.
Нахрен нам твои антальи...
Ели есть от Похьёлы туманной.
И желание ещё поесть...
Пожить.