June 5th, 2019

Морячок

Библиофилия

У меня очень много книг.
Тысячи.
Я всегда их читал и любил.
Иногда они затрудняют мою жизнь,
Но я ничего не могу с этим поделать.
Половина - в деревенском доме, причём нехудшая.
Книги мне доставались случайно.
Некоторые уникальны, большинство просто любимые.
Но есть отдельная от других тема: многотомники.
Всеобщая История Искусств 1965-го мне досталась от родителей.
Прекрасная вещь
Полное собрание Маяковского и Пушкина - тоже.
Хотя я всё равно купил собрание Пушкина изд. 1937 года.
Замечательное произведение книжного творчества.
Каждый переплёт с барельефом отдельно указан в цене.
Папиросной бумаги прокладки... ну кто видел... понимает.
Как-то раз договорился с одним... му...жчиной насчёт покупки полного Марка Твена.
Так он мне предложил при вывозе ещё и Всемирную Историю 56-го года в 13-и томах.
Бесплатно.
Мол, надо место освободить.
Нахрена нам такая история, если стали Л.Н.Гумилёва печатать.
А там одни карты чего только стоят...
Изумительная вещь.
Ещё купил многотомную Историю ВОВ.
Тоже - в деревне.
Во всех этих изданиях 22 формат и толщина тома 7-10см.
Но как прекрасна жизнь, когда берёшь в руки такую книгу, наливаешь чайку или водочки и погружаешься в этот иллюзорный мир.
Правда, без подставки такие книги читать неудобно.
Но это совсем маленькое неудобство.
И как тут сравнивать с чтением электронных книг или по телефончику.
Они даже пахнут прекрасно.
Пряностями и тленом.
Нам никогда не передать культуру чтения нашим детям без этой атмосферы.
То есть уже никогда.

Розовая шинель

Розовая шинель, так я называю свое пальтишко.
На все пуговицы застегнута. Поднят воротник.
Юленька, я люблю тебя.
После всего пережитого, никто так не полюбит тебя,  как я.
Ни все эти мужчины. Которые создают видимость твоего неодиночества.
Но что они знают о тебе?
А ты про себя знаешь всё. И всё равно любишь, хотя плохого знаешь больше.
*
Розовая шинель маленького солдата. Который честно сражался за глупости, внушенные ему с детства – великие цели, великие жертвы ради них. Всё прописали ещё классики, как лучше убиваться в этой жизни – за веру, за Отчизну, за любовь.
И ты так долго убивалась...
Война так где-то и идёт. И кто-то погибает.
Но маленький солдат он перестал вести войну. Она изранила его и не дала победы.
Спасти детей и дом – вот всё, что удалось плохому неумелому солдату.
Который и в своих стрелял, и в самого себя, и много перебил невинного народу – зачем и сам не знает, кается и плачет, и слезы капают на розовенькую шинель.
Под ней обрывок сердца, обмотанный ужасной болью.
- Закинься феном?
Фен из тех времен ещё в кармане розовой шинели.
Мой лучший друг – феназепам. Я улыбаюсь. Я помню всё. Свои неврозы, пустоту. Потом покой. Помноженный на бесконечность.
И я люблю себя. Такую.
Шинель. Застегнута. И поднят воротник.
Обрывок сердца бьётся под шинелью - не для войны. А для того, чтоб видеть этот жёлтый лист на клене, и свет, скользящий сквозь него. И много ещё разного такого… чего так хочется почувствовать. Пока живая.
*
И да.. мужчины, ну куда ж без них - без них не застегнуть замок на бусах.