June 3rd, 2015

Морячок

Кристалл

Помянем, кореша, пивняк Кристалл,
Где лысый бармен Феликс дрался с посетителями,
Грехов невинных ближнюю обитель,
Которую из нас не каждый посещал.
Я навестил её попутно с Корабелкой,
А там нелепая японская еда.
Котлетная, которая была за стенкой,
Уехала за нами навсегда.
Трамваи не идут.
И не трезвонят даже...
И школа фехтования стоит.
Простаивает или аннулирована в раже
Несбыточных прибытков
И профит...
И кинотеатр Москва давно кина не кажет,
И даже госпиталь не лечит моряков.
Воспоминаний тяжкая поклажа...
И пыль несмытая непрожитых веков.
Морячок

Незлобная нотация моему другу Барбосу, который живёт далеко от меня

Иногда некоторые люди говорят...
Хотели бы любить Родину, но в ней всё очень плохо.
Поэтому не получается.
Как правило, они живут далеко за её пределами,
Но убеждены, что у нас всё плохо.
Вполне вероятно.
Но я, как гороскопная дева, очень люблю всё посторонним людям объяснять.
Даже если сам не всё до конца для себя понимаю.
Это у меня карма такая.
Так вот мне кажется, что любовь к родине сродни любви к богу.
Её невозможно заставить чувствовать насильно.
Она либо есть, либо нет.
И никого никто не в праве упрекать за неверие или нелюбовь.
У каждого - своя нелёгкая стезя.
Любовь к богу и к родине облегчает жизнь человека.
Но не каждый её удостаивается.
Или заслуживает, если хотите.
Мне искренне жаль людей, у которых не получается любить родину.
Некоторым из них я бы рекомендовал вытатуировать на пальцах ног надпись Я РАБ ГУЛАГА.
И никогда после этого не снимать носков.
Я искренне завидую людям, верующим в бога.
Но это мои проблемы.
И его.
И я никогда не позволю себе оскорбить чувства верующих людей.
И не хочу допускать оскорблений в адрес людей, которым повезло любить свою родину.
Всё очень просто.
Мой друг Перископ научил меня готовить салат из черемши и сметаны в Питере.
Я могу себе позволить говорить на языке, на котором думаю.
Арапа Пушкина или хохла Гоголя.
Неважно.
Мне это нравится.
И я это ни на что не променяю.
Хотя получилось что-то похожее на школьное сочинение, но я и вправду так себя ощущаю.
В своей родной стране.
И я никогда здесь не буду чужим, пока смогу работать.
Вот так.