January 19th, 2013

Морячок

Про море.

Я обещал про море.
Но не могу рассказать про него так, как может Билли, например.
Я расскажу по-своему.
Я люблю воду.
Как субстанцию и жидкий минерал.
Вода текуча и непредсказуема.
Ласкова, как лён.
Я никогда не жду от воды беды для себя.
Рождённому быть повешенным - не утонуть.
Вода красива и музыкальна.
Загадочна.
Она, например, расширяется при замерзании.
А море - это одушевлённая вода.
Когда я впервые попал в Балтийск, то был очарован красотой местных пляжей.
И вообще городом.
Обилием каштанов и акаций.
Крышами лачуг, крытыми уцелевшей довоенной бурой черепицей.
Полустёртыми надписями на канализационных решётках Одинверке.
Красивыми молодыми женщинами, представлявшими собой генерацию от молодых, непропитых ещё флотских лейтенантов и молодых училок.
Когда-то модны были такие союзы.
Дети любви.
Но пляжи были особенно красивы.
С пищащим белым песком и включениями мелкого янтаря.
С цветущим шиповником вдоль моря.
И сама вода... не бутылочного цвета, как в заливе, а с оттенком ультрамарина.
Я мотался на пляж при любой возможности.
Хотя мы часто стояли на вахте четыре через четыре.
Я упивался этим морем, блин.
Как-то раз я купался поддатый ночью, в шторм.
Море кувыркало меня, как буёк.
Но мне было наплевать на возвратные течения.
Я полностью доверился ему, как живому доброму существу.
Шутил и ругался с ним.
Мне казалось, я разговариваю с богом.
Может, это и был бог в тот момент.
Сторож-спасатель матерился и хотел вызвать ментов.
Но потом понял, с кем имеет дело, и махнул рукой.
Потом мы с приятелем танцевали в кафе Малибу со скучавшей девчонкой-барменшей.
Втроём.
Сначала чтобы просохнуть и согреться на ветру.
Потом просто так.
Девчонка была хорошенькой, похожей на змейку с зелёными глазами.
Меня поразило, что кроме приработка в кафе, она была матросом морской пехоты.
Первый и последний раз я целовался с морским пехотинцем.
Хотя ощущения были замечательными.
Вот такое море...